Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

зок

17 апреля

Удивительным образом мои побеги на волю будят во мне безысходность от жизненных обстоятельств. Я начинаю думать, что может западная пенитенциарная система с выходными дома более жестока, чем отсидка от звонка до звонка.

На улице по-прежнему великолепно. Сходили посмотреть на ледоход. Знаете, что самое прекрасное в сдвинутых на берег льдинах? Подтаивая, они рассыпаются вертикальными прозрачными искрящимися звенящими сосульками, похожими на хрустальные подвески люстр больших театров. Звенеть ими также медитативно хорошо, как шуршать осенними листьями.

А еще меня поразил инопланетный вирус, во всяком случае так это называют друзья. Я купила фотохромные контактные линзы – они темнеют на солнце и превращают мои голубые глаза в перезрелые огромные вишни, до неузнаваемости меняя лицо. Теперь понятно, почему в детективах скрывающиеся герои маскируются контактными линзами)))

Предприняла очередную неудачную попытку произвести на маму впечатление. Право, надо завязывать с этим, слишком глупое и бессмысленное занятие для сорока моих лет и маминых за восемьдесят. 

Так и живем...
зок

Ни дня без строчки – 28. Недодушенные змеи юношеского гештальта

Сегодня по работе была в Театре живых кукол Владимира Захарова «2+Ку». Место совершенно удивительное, но речь не о нем. Сама атмосфера чуда, вдохновленные ребята, которые там работают после смерти Мастера, маленькая запястная кукла кота, вспрыгнувшая мне на ладонь, ведомая волшебными руками кукольницы… И меня снова накрыли мои юношеские волнения…

…как в 1998 году я сидела на бордюре и ревела, от того, что в этом году набор на театральное отделение был только платным, а денег у меня не было…

…как я эпатировала приемную комиссию неведомыми им текстами, нетипичными для вступительных экзаменов…

«Шестым чувством своим, всем существом, всем данным господом богом разумом уверен я, что нормален. Но, увы! Убедить в этом невозможно, да и стоит ли?!
И сказал Господь: - да восчешутся руки мои, да возложатся на ребра твои и сокрушу я их! Так и с недугом будет моим - мне врач обещал, что к четвергу так и будет.
Все пророки - и Иоанн, и Исаак, и Соломон, и Моисей, и еще кто-то - правы только в одном, что жил Господь, распнули его, воскрес он и ныне здравствует, царство ему небесное. А все другое, насчет возлюбления ближнего, подставления щек под удары оных, а так же - не забижай, не смотри, не слушай, не дыши, когда не просят, и прочая чушь - все это добавили из устного народного творчества. Да, вот еще: "не убий!" - это правильно. Не надо убивать. Убивать жалко, да и не за что»

Это был Высоцкий. За него, мне кажется, меня и взяли, совсем не на театральную режиссуру, а на режиссуру массовых мероприятий…

…как заслуженная артистка до синяков щипала меня за ногу, чтобы я хоть как-то мало-мальски пристойно смотрелась на сцене…

…как мастер по речи выговаривала мне прекрасно поставленным голосом за мои дефекты произношения с, з, ж и ш…

Это странно. Я ведь не хотела быть актрисой. Я даже режиссером-то особо быть не хотела. Я и не знаю, чего я тогда хотела. Уйти в новый мир, наверное. Потому что старый был невыносим в силу некоторых обстоятельств…

Но театр… Никогда не могла понять, что меня так в нем завораживало. Как студенты, мы изучили всю эту кухню изнутри, и должны были, как сотрудники мясного цеха разлюбить колбасу, увидев, как она производится. Но нет…

Я получила свой красный первый и последний диплом и живу, не соприкасаясь даже рукавом с этой вселенной. Хотя сценарное мастерство в своей кастрированной версии – написании сценариев для рекламы – и стало моей профессией.

Но театр… Он снится мне, черт возьми, двадцать лет. Снится сцена, на которой я умираю от страха, снится закулисье, где я в панике жду премьеры своего спектакля, снится пустой и полный зал, снится фойе, где я пытаюсь угадать впечатления зрителей по глазам и рваным репликам… Зачем?!

Я редко хожу в театр, однако иногда он по-прежнему доставляет мне чистый зрительский восторг.

И все же, в такие моменты как сегодня я чувствую, как меня точит такая-то неясная тоска. По чуду?
зок

Чайка...

Сходила в пятницу в театр. Сто лет не была, больно разочаровывающий был опыт последние разы. И вот все выходные под впечатлением. Двух дней так и не хватило, чтобы собраться с мыслями и взвешенно и четко рассказать о «Чайке» Дмитрия Гомзякова в Томском ТЮЗе.

Спектакль очень, очень хорош. И признаться, я давно уже не ждала ничего подобного в Томске.

Цепочка была сложной. На проекте PechaKucha в Томске я увидела выступление молодого и дерзкого режиссера Дмитрия Гомзякова, который очень убедительно рассказывал о том, что современному театру нужны новые формы, и он как раз такой театр и делает. И благодаря Дмитрию Гомзякову я пришла в Томский ТЮЗ, где не была, наверное, с добрый десяток лет и увидела эту прекрасную «Чайку». Это была поучительная история о том, что открывая для себя одно мероприятие, ты, чаще всего, примечаешь еще несколько и это отличный повод участвовать в самых разных городских событиях)))

А теперь собственно о «Чайке».

Начнем с того, что пьесу я не люблю – она всегда казалась мне очень жестокой, сардонической и даже злой. И никакими кавычками мне не удавалось применить жанр комедия к этому тексту.

Это вторая «Чайка», которую я смотрела, и по иронии, предыдущая была тоже в ТЮЗе. Как любезно подсказывает интернет, это был спектакль Феликса Григоряна, поставленный в 1999 году, с Сергеем Алексеевичем Герасимовым в роли Треплева.

Дмитрий Гомзяков не обманул – он действительно сделал настолько крутой современный спектакль в новой мультимедийной форме, что, наверное, олдскульным зрителям смотреть его будет непросто. И эти новые формы были необходимы именно в старой классической пьесе, потому что с пьесой более авангардной они смотрелись бы не так свежо и вызывающе. Проекторы, экраны, камеры, снимающие и транслирующие спектакль крупными планами – сложная, многоплановая и абсолютно восхитительная смесь театра с кино и ютубом. Как вам такое, Антон Павлович? Чехов, кстати, тоже был частью спектакля и его отношения к происходящему я так и не поняла. Похоже, автор был в шоке))

Но все новомодные приемчики и мультимедиа были бы бессмысленны, если бы не было в спектакле самого главного – души. У «Чайки» Гомзякова – душа есть, она бьется в живой истерике, она ищет пути самовыражения, она любит, ненавидит, страдает, мучается и творит волшебство.

Прекрасные актерские работы! Неуклюжесть, нелепость и восторженность Треплева постепенно перерастающая в боль, отчаяние и трагедию – безумно трогательный Кирилл Фриц. Страх увядания и пустоты мастерски скрытые Ириной Николаевной Аркадиной за игрой в звезду – изумительно красивая и органичная Ольга Райх. Мятущаяся, неприкаянная, страдающая от депрессии и подростковой категоричности и влюбленности Маша – пластичная, живая, просто потрясающая Наталья Гитлиц! Нина Заречная (Евгения Алексеева) и Борис Тригорин (Роман Колбин) долгое время вызывали у меня сомнения, но их беседа в форме интервью, этакое шоу в духе Юрия Дудя – все расставило по своим местам. Да, теперь, кажется, что только так и такими они и должны были быть. Сергей Хрупин в роли Петра Николаевича и Луиза Михайлова в роли безымянной Актрисы – два островка той самой старой театральной школы – безмерно умилительные в своей почти закостеневшей традиционности.

Всё, я устала от восторгов и начинаю сдуваться. Потому что можно еще долго рассказывать, о многоплановости, о символизме, об аллюзиях и пародиях, о смелости, о том, о сем...

Это действительно круто, это надо идти и смотреть. Не знаю, будет ли спектакль представлен на каких-нибудь фестивалях или гастролях, но если увидите афишу: "ЧЧ"  и указанием на Томский Театр юного зрителя - рекомендую сходить.

Это очень яркое режиссерское и художественное решение, очень неожиданное музыкальное оформление, тонкое и умное шоу.

И это иногда очень смешно, но преимущественно по-хорошему грустно.

И я ни за что не признаюсь, на каком моменте меня слеза прошибла, а то засмеете)))

Всем спасибо, это было офигенно!