Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

зок

Человек, познай выхухоль!

С редкостным кайфом читаю Дробышевского «Достающее звено. Книга первая. Обезьяны и все-все-все». Я смотрела пару его лекций и знаю, что он чел с юмором, но как же ему шикарно удается нон-фикшн!

«Человек интересен сам себе; следуя незабвенному завету К. Линнея, он усиленно изучает именно себя любимого. Да и странно было бы, если бы основатель систематики глубокомысленно изрек: «Человек, познай выхухоль!» или «Человек, познай пеночку-теньковку!»
Человек, познай выхухоль! Кажется, я знаю, какой у меня будет плакат на следующей Монстрации))))

Или вот:
«Питание мясом привело к ряду заметных изменений в строении тела и поведении. Известно, что добывание мяса требует больших интеллектуальных усилий, чем растительноядное существование. Трава не сопротивляется и не прячется, а мясо обычно не хочет, чтобы его съели, – убегает, лягается и всячески активно избегает хищника. К тому же мясо гораздо более калорийно, чем фрукты и тем более листья растений. Чтобы наесться, надо съесть немножко мяса или целый день жевать растения. Неспроста хищники большую часть времени проводят в отдыхе, а травоядные постоянно жуют»

Присоединяйтесь! Станислав Дробышевский прекрасен!
зок

Ха!

Яндекс такой высокоморальный, что заблокировал отзыв на книжку о ботанике со словами "пестики и тычинки" 🧐

зок

Есть контакт!

Тема первого контакта – святой грааль космической фантастики. От оптимизма фантастов классической школы не осталось и следа – у современных авторов все чаще инопланетный разум непознаваем и практически недоступен для взаимодействия. Дэвид Веллингтон, используя всю палитру мрачности, характерную для нынешней фантастики, стратегию, все же выбрал классическую. Иными словами – есть контакт! Странный, неоднозначный, губительный для хрупкого человеческого организма, но все же результативный.

Казалось бы «Последний астронавт» перенасыщен клише – неопознанный объект в пределах солнечной системы, списанная в утиль астронавтка с психологической травмой, инфантильные ученые, узколобый вояка с фигой в кармане, гражданские и военные делящие руководство операцией – привычные, казалось бы, ингредиенты, но блюдо в итоге вкусное.

Атмосфера пребывания внутри Объекта – невероятно тягучая и психоделическая, чем-то напоминающая безумный «Дом листьев» Данилевского. И только дочитав книгу поняла, кого мне напоминает Салли Дженсен – конечно, постаревшую и чуть помягчевшую лейтенанта Рипли из «Чужих»!

Порадовал финал. Я долго гадала зачем нам так настойчиво напоминают о мечте Дженсен и конец романа вышел даже по-своему красивым.

Достойный представитель жанра Sci-Fi!
зок

Карта первая

«Карта времени» похожа на лакированную шкатулка в какой-нибудь палехской росписи, то есть вроде по общепризнанным меркам красиво, изящно, мастерски расписано, но эта не та вещь, которой мне хотелось бы обладать.  Хотя с интересом отношусь и викторианской эпохе и к использованию ее как почвы для всевозможных фантазий.

А еще меня изрядно раздражал менторский тон автора (который автор-персонаж), комментировавшего все подряд, включая мужское достоинство Герберта Уэллса (WTF?!).

Что касается сюжета или даже сюжетов, то они достаточно забавны, хотя все эти викторианские мелодраматические страдания мне даже в оригинальных сочинениях не близки.

Добротная развлекательная игрушка, несколько затянутая и утомительная в силу уже упомянутых бесконечных рассуждений автора, но не лишенная некоторого очарования.
зок

Я существую пока мыслю...


Люди полые изначально. Пустые. В нас вкладывается внешняя среда – гравитация, температура, тело. В нас вкладывается социальная среда – родители, друзья, учителя, случайные люди. Со временем мы начинаем сами вкладываться в себя – учебой, опытом, книгами. И все равно пустота внутри, как черная дыра пожирает все, что в нас вкладывается и со смертью вся эта внутренняя вселенная коллапсирует в ничто. Такая вот мрачная перспективка. Такая вот мрачная книжка. Точнее героям-то в целом норм, у них в их вымышленном мире есть выход. У нас нет.

Можно сказать, что я отнеслась к книге с гораздо большим вниманием и теплом, чем она того стоила. Нет, я очень люблю и уважаю Симмонса, но «Полого человека» вряд ли можно отнести к его лучшим произведениям. Хотя, по сути, это невероятно трогательная до мелодраматичной романтичности история об одиночестве и любви. Даже продираясь сквозь квантовые и математические дебри, я чувствовала грусть автора о невозможности сделать написанное возможным. Это ведь очень красивая теория – представить вселенную как вероятность, воплощающуюся в реальность благодаря наблюдателю – человечеству. Просто пик солипсизма, столь милого моему сердцу в юности.

Слепоглухонемой умирающий бог. Волновые функции сознания. Телепатия. Корпускулярно-волновой дуализм. Любовь. Работа мозга. Жестокость. Одиночество. Здесь так много всего намешано, что, судя о отзывам большинство читателей устают от этого праздника креатива и считают, что автор просто «льет воду». Хотя у меня больше вопросов к сюжетной составляющей жизни героя после смерти жены, чем к философии и психологическим метаниям героев.

Как жить, когда два человека знают все потаенные мысли друг друга? Какого пугающего максимума единения можно достигнуть? Буквальная визуализация психологического термина «слияние»!
Соглашусь с критиками, что местами все выглядит немного топорно – обмен мыслями похож на старую переписку в ICQ, а вечная просьба Гейл «говорить словами» выглядит как высокомерное снисхождение к читателю, который не понимает нюансов математики (реально не понятно, но все же).

Но меня книга сильно тронула. Она ужасно созвучна мои мыслям и мечтам времен 15-16 лет. И это тоже добавило мне грусти при чтении.
зок

Недалекое

Это тот случай, когда я жалею, что купила бумажную книгу не потому, что роман плохой, он скорее посредственный, а потому что ее место на полке могло бы занять что-то по-настоящему крутое и увлекательное.

Итак, у нас недалекое во всех смыслах будущее с таким же недалеким героем, который каждую главу сетует на писающих москитов (не спрашивайте!), бестолково, как курица без головы мечется по сюжету и не особо удачно шутит. Главное новшество будущего - телепортация, которая вроде как изменила мир. Мои читательские претензии распространяются на героев и стилистику изложения, но не касаются главной идеи – фишка с глобальной мошеннической мистификацией, провернутой мегакорпорацией хоть и не нова, но мне вполне понравилась, а вот реализация так себе.

В целом, сносно, убить время пойдет, но прямо скажем, не та книга, чтобы читалась запоем-не-оторваться.
зок

***



Вместо работы потратила воскресение на чтение.
Странное ощущение, как будто я только что прочитала настольную игру "Cluedo".
Нет, все увлекательно, замысловато, продуманно, но... странно, как будто я только что прочитала настольную игру "Cluedo")))
зок

ЧИТАТЕЛЬСКИЙ ДНЕВНИК. ГЕНИЙ МЕСТА. 17.05.2021

Глава восьмая. Семейное дело: Флоренция - Макиавелли, Палермо - Пьюзо

Вайль описывает «синдром Флоренции», как «термин в психиатрии, означающий нервный срыв от обилия произведений искусства». Мне в пору говорить о «синдроме Вайля». Не то, чтобы я устала восторгаться, но все же количество и качество описаний мест и людей так подавляюще огромно и прекрасно, что мне становится трудно.

Санта Мария дель Фьоре – звучит как песня. Монтелепре, Кастельветрано, Партинико как приговор. Ну, правда, не верю, что увижу, произнесу, прикоснусь. Мне можно читать Вайля словно сказку, проверить которую не представляется возможным и остается лишь ахать, охать и тихонько хныкать.

Здесь время признаться, что и о «Государе» Макиавелли и о «Крестном отце» Пьюзо я знаю лишь понаслышке. Очередной провал, увы. Скоро чтение «Гения места» начнет требовать валерьянки или чего покрепче…

Глава девятая. Портрет кирпича: Амстердам - Де Хоох, Харлем – Хальс

И дальше – хуже. Де Хоох и Хальс – вовсе незнакомые мне имена… Ну, не сильна я в искусстве. Был бы хотя бы Вермеер, я бы потянула, но де Хоох? Хальс? Уже слишком сложно.

Но как же хорошая фактурная основательная Голландия в изложении автора! Как точно подмечена уникальность бытописания «малых голландцев»! Как хочется молодой селедки, и в музей, а лучше в Голландию…


зок

ЧИТАТЕЛЬСКИЙ ДНЕВНИК. ГЕНИЙ МЕСТА. 23.04.2021

Глава пятая. Город в раме: Толедо - Эль Греко, Мадрид - Веласкес
Глава шестая. Тайны сапожного ремесла: Нюрнберг - Сакс, Мюнхен - Вагнер


Читаю про Испанию и думаю, почему я не стала искусствоведом?! Эль Греко! Веласкес! Я бегу смотреть картины в интернете, горюя, что экран ноутбука совсем не равен оригиналу картины.

Перехожу к Германии. Ох, да не искусствоведом! Культурологом! Вот кем надо было становится! Охват интересов и знаний Вайля просто завораживает. И я прощаю себе детский наивный восторг – ах, Петр Львович упомянул анекдот про заводчика, лошадь и коня, а я его знаю, я не пропащая душа, я могу дорасти с анекдота до феноменальной гуманитарной энциклопедии в голове (спойлер: нет не могу).

А потом натыкаюсь на «выразительную черточку между двумя датам» и чуть не до кома в горле - я никогда не встречала столь ёмкого и фаталистичного определения жизни!

Мне искренне неловко читать «Гений места», потому что остро чувствую, как это книга достойна более умного и образованного читателя, который оценит все полутона и вскользь брошенные ремарки!

Вопрос, кто читал Вайля – поделитесь впечатлениями, а? Мне просто интересно – меня одну так плющит от этой книги или это нормально?

зок

Шпионские будни

Жанр шпионского романа никогда не был мне близок. Я уже как-то рассуждала на эту тему. Если смотреть на разведку и контрразведку без юмора и удалой лихости, то нельзя не признать, что это грязная, сводящая с ума своей двуличностью, очень жестокая работа, которая не может не поломать психику того, кто ей занимается.

Так что ничего удивительного, что «Хозяйка лабиринта» Кейт Аткинсон, хоть и написана очень достойно, все же совсем не моя книга. Но не могу не отметить, что автор большая молодец и сумела описать работу Ми-5 вполне увлекательно, но в то же время без романтизации и героизации, с изрядной долей бюрократии, рутины, ошибок и накладок.

И конечно поражает даже не сам факт фашистских настроений в Европе, но ярость, с которой люди готовы обвинять других людей во всех злоключениях, и дикая, на мой взгляд, вера, что физическое или любое другое устранение этих людей – единственная дорога к благополучию.

Интереснее всего было читать про жизнь Би-Би-Си 50—х годов. Будни радийщиков с выпусками детских программ получились очень живые и смешные.

В целом, если усилием воли закрыть глаза на мрачную подоплеку самого жанра, получится достаточно легкое и увлекательное чтение.