Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

зок

Девочковое

У меня есть помада, я когда ей накрашусь сразу похожа на труп. Вот помните как Лора Палмер в "Твин Пиксе" выглядела на обложке? Вот я точно также, только ей красиво, даже когда она труп, а мне нет, несмотря на то, что я живая.
Не знаю, чем я думала покупая такой цвет.

Я однажды вышла с этой помадой в свет, так меня закидали чесноком и осиновыми палочками. Просили больше не приходить.
Так что теперь я крашусь ей, когда одна дома. Нанесу аккуратно, похожу трупом по дому и стираю, пока никого инфаркт не хватил.

А цвет красивый...
зок

Никлас Натт-о-Даг. 1793. История одного убийства



Погружаясь в бытность Швеции двухсотлетней давности, безусловно, мастерски описанную автором, первый вопрос которым задаешься – это как мы вообще выжили. Как мы люди, как вид, выжили и дожили счастливо до своих благоустроенных небоскребов с изысканным сколькохочешьразовым питанием и высокооплачиваемыми дантистами и психоаналитиками.  Потому что все, что автор живописует было суровой реальностью (да, я в курсе, что художественный роман не синоним исторической реконструкции) и хотим мы того или нет именно из нее растут ноги нашего современного сытого и справедливого (по сравнению с теми временами) благополучия. Ночные горшки, клопы, выбитые зубы, крысы и нечистоты мимо которых отправляются горожане кто в оперу, а кто на виселицу, голод, холод, доносы, эпидемии и пьяная деградация.

В работном доме героиня Анна Стине встречает старуху по кличке Коза, которая оказалась там за убийство детей, которым не хотела такой жизни и когда к концу книги та же героиня радуется биению новой жизни внутри, то лично мне становится дурно. Сколько тебе останется радоваться, Анна Стине, когда твое дитя увидит мир? Пока первый наглый прохожий не зажмет твою юную дочку в подворотне? Или пока  пьяный ухарь не выбьет зубы твоему сыну? Откуда твоя смелость, Анна Стине рожать детей в таком мире? Как, видя весь этот мрак вокруг, вы продолжали рожать детей? Как мы не вымерли до сих пор? Не понимаю.

Второе, о чем поневоле задумываешься, а есть ли между нами современными и теми двухсотлетней давности людьми хоть какая-то разница? Юный повеса, живущий в долг и мечтающий произвести впечатление на таких же, но побогаче, лоботрясов  и менеджер, берущий в кредит новенький айфон, чтобы потом небрежно бросить его на барной стойке, заказывая виски – это ли не одно и то же? Богатенькие аристократы, льющие вино  с балкона, чтобы посмотреть как оборванцы пытаются поймать струю халявного вина и золотая молодежь, снимающая для youtoube свои издевательства – далеки ли друг от друга? И так ли уж отличаются лачуги бедняков от нынешних трущоб?

«1793» - роман жесткий и натуралистичный. Не соглашусь с теми, что считает, что автор «смакует» грязные подробности. Он просто ничего не скрывает. И просто в его мрачном мире творятся страшные дела и обыденные бытовые подлости и гадости.

Не смотря на канонический детективный расклад:  убийство, слабый умник,  крепкий добрый помощник, улики и поиск преступника – это все же скорее триллер развернутый на богатом историческом фоне. Увлекательный, жутковатый треш написанный и переведенный хорошим языком. Читать может и не слишком приятно, но и оторваться сложно. Хорош и чахоточный Сесил Винге - настоящий, если вдуматься, герой своего времени (да здравствует эпоха Просвещения, чьи рационалисты из дня сегодняшнего выглядят сущими романтиками и неуклюжими идеалистами), хорош и пьяница-дебошир Микель Кардель, всегда готовый дать в лицо за правое дело, по своему хороша и несгибаемая Анна Стине (и откуда только у нее такой ум и характер выковался!?!). Но, пожалуй, лучше всего получился Zeitgeist - дух времени и места событий.

Очень круто для дебютного романа. Лучший дебют 2017 по версии Шведской академии детективных писателей)))
зок

Большие приключения 8

Переписка:
Я: Скажи, что такое диди траки по-грузински?
Я: И готверан?
Мне: Это матерные слова. Дословно, эта фраза звучит так: шиени ситраки моугитхан (транскрипция моя примерная) твой отец-собака. Или сукин сын по-нашему. Очень грязное ругательство.
Я: А готверан с Верийского базара? Это видно что-то типа прощелыги и жулика?
Мне: Пес, пройдоха, сволочь


А секрет прост. Еду в автобусе, читаю Георгия Данелия, он вспоминает, что во время войны жил в Тбилиси и тетка с гувернанткой его сестры (которая любимая Софико Чиаурели) играли в нарды и ругались друг на друга такими словами. И вот думаю потом, надо же как… 750 страниц в книге! Историй интересных тьма! А я всё-таки про ругательства сначала выясняю…


Вечер. Остановка. Прохладно. И тут почти внутри головы (ну, если честно, то просто прямо в ухо) раздается чёткий, хриплый, низкий голос: «Замок закрой!». Я, конечно, подпрыгиваю от неожиданности. За спиной стоит лет шестидесяти небритый суровый, даже мрачный мужик и показывает на мой рюкзак с расстёгнутым отделением. И тут мне представляется. Прожил человек жизнь трудную. Попался на воровстве. Посадили. Вышел лет через пять, да снова с корешами связался и снова тюрьма. Потом освободили, да всё опять по накатанной, да вниз. И вдруг случилось что-то по настоящему важное в жизни. Ну, там, в бога уверовал. Или внучка ему пролепетала «Деда хороший» и решил он жизнь поменять. Теперь не пьет. Курит только на лестнице. И чужого не берет. Ни-ни! А тут стоит на остановке дура с расстегнутой сумкой! И ворон ловит! А сумка прямо наполовину расстегнута! Что хочешь, то и вытаскивай, она и не заметит! Тьфу! Смотреть тошно!