Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

зок

Есть контакт!

Тема первого контакта – святой грааль космической фантастики. От оптимизма фантастов классической школы не осталось и следа – у современных авторов все чаще инопланетный разум непознаваем и практически недоступен для взаимодействия. Дэвид Веллингтон, используя всю палитру мрачности, характерную для нынешней фантастики, стратегию, все же выбрал классическую. Иными словами – есть контакт! Странный, неоднозначный, губительный для хрупкого человеческого организма, но все же результативный.

Казалось бы «Последний астронавт» перенасыщен клише – неопознанный объект в пределах солнечной системы, списанная в утиль астронавтка с психологической травмой, инфантильные ученые, узколобый вояка с фигой в кармане, гражданские и военные делящие руководство операцией – привычные, казалось бы, ингредиенты, но блюдо в итоге вкусное.

Атмосфера пребывания внутри Объекта – невероятно тягучая и психоделическая, чем-то напоминающая безумный «Дом листьев» Данилевского. И только дочитав книгу поняла, кого мне напоминает Салли Дженсен – конечно, постаревшую и чуть помягчевшую лейтенанта Рипли из «Чужих»!

Порадовал финал. Я долго гадала зачем нам так настойчиво напоминают о мечте Дженсен и конец романа вышел даже по-своему красивым.

Достойный представитель жанра Sci-Fi!
зок

8 апреля

Как говаривал Михаил Козырев в спектакле «День радио»: «Хороший сегодня день, насыщенный….»
А у меня все, что отличается от вчера-позавчера-и-намедни – уже праздник!

Утром наконец-то впервые за долгое время – парковая прогулка. Кофе, мокрые ноги, улыбчивые пенсионеры.

Одна из пожилых дам сразу определила в нас юных натуралистов и попросила опознать птичку. Гугл нам в помощь – идентифицировали пестрого дятла с красным затылком и хм… красным подгузником, назовем это так, ибо в птичьей анатомии не сильна. Особенно прикольно, что долбился этот редкостный красавец в соседнее со своим портретом дерево. Можно было играть в головоломку «найди 10 отличий между рисунком и оригиналом», потому что сходство было феноменальное, жаль телефон это не передает!

Днем по плану визиты врачей и капельница у мамы.

Как закрепить капельницу в немедицинских условиях, спросите вы? Очень просто! Возьмите свой домашний телескоп на треноге, поднимите его в наивысшее положение, положите флакон с лекарством в пакет и примотайте к трубе. Рубрика «Хозяйке на заметку», честное слово, Хаббл был бы в шоке))) И это он еще не видел, как потом можно мастерски снимать швы маникюрными ножницами!

Ввечеру, как заправская пиратка, налила себе рома с яблочным соком и чувствую... хорошо…


P.S.
На фото дятлы. Как известно, "Дятел оборудован клювом. Клюв у дятла казенный. Он долбит. Если дятел не долбит, то он спит либо умер. Hе долбить дятел не может" (с) Евгений Шестаков
зок

Я у мамы колумнист - 2

Вышел апрельский номер журнала со множеством чудесных собачек и моей книжной колонкой. Чтобы уместиться на страницу текст пришлось чуточку подсократить, но здесь позволю себе полную версию!
МНЕ БЫ В НЕБО
Фантазии о космических приключениях остались в детстве и сегодня я точно знаю, что никогда не увижу Землю из космоса, но даже просто читать об этом завораживающе прекрасно, в том числе и потому, что это прикосновение к мечте.
Апрель – месяц космонавтики, и в год шестидесятилетия первого полета это особенно заметно. Несмотря на то, что к этой дате отечественная космонавтика подошла с наихудшими перспективами за все годы своего существования, космическая тема в художественной и научно-популярной литературе по-прежнему востребована российскими читателями, и наконец-то, замечена российскими издателями.
Фантастику я обожала с детства, начиная с приключений Алисы Селезневой Кира Булычева и заканчивая золотым стандартом научной фантастики в исполнении Хайнлайна, Шекли, Азимова и других во всех смыслах звездных авторов. А вот качественный и интересный нон-фикшн на тему космоса я открыла для себя недавно. Именно о нем я бы и хотела рассказать.
Начну с виновника торжества – Юрия Гагарина.
Пожалуй, самая полная и объективная биография первого космонавта была написана Львом Данилкиным десять лет назад. Гагарин – фигура без преувеличения культовая, идеальный кумир: трудный путь, всемирная слава, ранняя смерть и вечный след на небосводе человечества. Книга фактически коллаж из текстов самых различных источников – книг, статей, интервью, рапортов, дневников и даже художественной литературы. Авторский текст тоже есть, но использование такого огромного количества прямых цитат создает удивительный эффект полифонии, превращая Гагарина из советской героической иконы в живого человека.
Кстати, знаете ли вы, что молодой литейщик Гагарин должен был по распределению уехать в Томск? Сложись обстоятельства немного иначе, и у нас в городе помимо копии спускаемой капсулы Рукавишникова (а также его «Волги» и бюста), были бы и «гагаринские» достопримечательности.
Если 60-е годы прошлого века кажутся вам слишком далекими для такой прогрессивной области как космонавтика, то спешу вас обрадовать - есть и более современные книги.
Например, «Руководство астронавта по жизни на Земле. Чему научили меня 4000 часов на орбите». Автор - лётчик-испытатель, астронавт канадского космического агентства Крис Хэдфилд, совершивший три космических полета. Среди прочего он известен тем, что, находясь на МКС, записал в невесомости клип на песню Дэвида Боуи Space Oddity, и получил миллионы просмотров на YouTube. У книги есть неожиданный эффект - рассказывая о бытовых мелочах космической жизни, Хэдфилд удивительным образом делает космос ближе для обычного человека. Читая эту книгу, я впервые почувствовала, что космос — это не только часть голливудской мифологии, но и наша с вами реальность, ведь каждый день там, над нами, на высоте 400 километров, находятся люди, такие же как я или вы, которое… творят будущее, как бы пафосно это не звучало.
Кстати, если МКС волнует вашу фантазию также как и мою, могу порекомендовать сразу две книги для удовлетворения любопытства – «Можно ли забить гвоздь в космосе и другие вопросы о космонавтике» Сергея Рязанского и «Спросите у космонавта» Тима Пика.
Сергей Николаевич Рязанский, кандидат биологических наук и первый в мире учёный — командир космического корабля, а майор Тимоти Найджел Пик – первый британец, полетевший на МКС и совершивший выход в открытый космос. Обе книги построены в формате ответов на самые важные, с нашей земной точки зрения, вопросы о космосе, космонавтике и жизни человека вне Земли. И да, о том, как ходить в туалет в невесомости, там тоже есть)))
Приятно отметить, что это лишь малая часть книг о космосе, которые были изданы в последние годы. И почти все они отличаются легким для восприятия языком, так ставят своей целью популяризацию космонавтики как некой общечеловеческой ценности, но при этом не сваливаются в откровенный популизм и заунывный пересказ того, как «космические корабли бороздят просторы Вселенной…».
Если в детстве вы мечтали о космосе, а сегодня с волнением следите за приключениями настоящих марсоходов, я предлагаю вам посвятить этот месяц активному «космическому» чтению. И даже если не мечтали и не следите. Ведь мало что дает возможность так дистанцироваться от своих проблем, как космос.
А у вас есть любимая книга про космос или космонавтов?
зок

Ни дня без строчки - 57. Гагарин, я Вас любила!

Он обернулся простой такой
И белозубый, незнакомый
Пригладил волосы рукой,
Пока еще не сведен оскомой

Я как честная пионерка начала читать биографию Гагарина в знаковый день - 12 апреля. Но настроение бывало подходящим редко, так что закончила лишь декабрю. Однако замечательности книги это никак не убавляет.

Я не знаток жанра, и может быть взятый Львом Данилкиным за основу прием распространен в биографической литературе, но меня он сначала напряг, потом увлек, а в конце и вовсе стал казаться единственно возможным. Дело в том, что практически вся книга выполнена в форме коллажа из самых различных источников – книг, статей, интервью, рапортов, дневников и даже художественной литературы. Нет, авторский текст безусловно присутствует, и авторская позиция вполне сформулирована, но использование такого огромного количества прямых цитат создает удивительный эффект полифонии, делая главного героя не плоской картинки, списанной с советской героической иконы, а живым, фактурным человеком. Не 2d, а стопроцентное 3d!

Задача у Льва Александровича была ой какая не простая. Фактически он писал две биографии – Гагарина-человека и Гагарина-идеи (даже не символа, а именно идеи, концепта!).
Добрый-добрый рот его,
Нежной-нежной щетиной рыжей
Касался, пусть бы был никто,
Прощай, прощай, родной, бесстыжий.

Фигура Гагарина в истории XX века (если не вообще в истории человечества) абсолютно уникальна. Причем ключевую роль играет даже не то, что он сделал, сколько то, что это значило и до сих пор значит для людей. Высшая форма символизма! Даже генерал Каманин в своих дневниках не удержался от сравнения Юрия Гагарина с Иисусом Христом)))

Если честно, не знаю, как обстоят дела в мире с ассоциациями на тему космонавтики, но уверена, что в России связка «Космос- Гагарин» — это золотой стандарт стереотипов а-ля «Поэт-Пушкин» и «Фрукт-Яблоко».

Все обязательные элементы – детство, юность, учеба, подготовка, полет, слава, слава, много славы, гибель – рассмотрены автором пристально, корректно и критично (в смысле без попыток идеализации или дискредитации). Каждое слово подтверждено, каждый факт проверен, каждое мнение услышано. Не могла пропустить историю, как Гагарина избили во время учебы в летном училище. Так и представляется, как в каком-нибудь мрачном конце 90-х один из этих курсантов уже в солидных летах на пьянке рвет на груди тельняшку с криком «Да я самого Гагарина п….л!».

Вообще, интересных моментов, нюансов в книге немало. Что-то, например, историю про шнурок, я уже слышала, что-то было реально новым. Например, Гагарина вполне мог оказаться в Томске. Такое распределение ему светило как литейщику. Данилкин ехидно называет это нахождением между «Сциллой Томска и Харибдой армии»))) И тоже сразу тянет фантазировать. Удалось бы ему оказавшись в Томске все же стать летчиком и космонавтом? Если да – у нас бы в городе помимо копии спускаемой капсулы Рукавишникова (а также его «Волги» и бюста), были бы и гагаринские достопримечательности. Хотя… сдается мне если бы Гагарин сюда попал, то просто на одного литейщика в Томске было бы больше…
Больно-больно потом упал,
Расшибился. Из-под обломков
Извлек себя и начертал
По фюзеляжу златой иголкой.

Смерть Гагарина – отдельный сюжет, и удивительно, что он не оброс своим сборником мифов и легенд, как какой-нибудь перевал Дятлова. А может и оброс, просто я не в курсе. Данилкин, конечно, пересказывает весь положенный набор версий и аргументирует наиболее вероятную, но чувство недосказанности и загадки все равно остается.

Рассуждая в конце книги о том каким он парнем мог бы быть, не случись этой катастрофы, автор рисует картину печальную, но весьма вероятную. Книга вышла в 2011 году. Данилкин уже видел своеобразную…м-м-м… трансформацию Леонова, но еще не знал о предложении Валентины «Чайки» Терешковой. От представления, как престарелый Гагарин предлагает «обнулить» президента искренне становится дурно.

Как будто правда, что Млечный Путь
Господь спустил ему на лампасы
Его погоны горят, как ртуть,
Он так прекрасен, что нас колбасит.

Колбасило не по-детски! Из дня сегодняшнего сложно представить в полном объеме какое впечатление произвел полет Гагарина на человечество тогда, в 1961 году. Мы пресыщены информацией и открытиями, искушены прогрессом, утомлены героями одного дня и пониманием того, как работает медиа-машина продвижения. Мы читали и смотрели столько фантастики, что космос нам давно привычнее какой-нибудь Уганды. Но 60 лет назад символический потенциал этого события был просто колоссальным. Особенно для СССР.

Даже я слышала рассказы очевидцев тех стихийных народных гуляний, что счастливой волной пронеслись по стране. Если день победы оставался «праздником со слезами на глазах», то 12 апреля стал днем чистого торжества человеческого разума, датой без страха и упрека, светлым пятном без малейшей тени.

Как пишет Данилкин: «Гагарин стал самым успешным «PR-проектом» советской власти…» и с этим нельзя не согласиться. Представьте себе кошмар западных чиновников того времени, когда народ с ликованием встречает и чествует идеологического врага, который и всем своим видом и всеми речами говорит, что вот он я, советский человек, человек будущего, человек, живущий идеей.
Белым светом наполнен он,
Добрый, славный себе смеется,
Душа его, как полигон,
Ему светло и ей поется

Особый респект хочется выразить автору за то, что он избежал ловушки романтизации Гагарина как человека. Это, и правда, сложный момент. Этого светлого парня с советских плакатов невозможно не любить, но и отрицать, что он всего лишь человек, а значит не лишен своих слабостей и не защищен от ошибок, тоже невозможно.

Фирменная улыбка, безуспешная попытка очеловечить советскую казенщину официальных речей, давление, да что там, гнетущий пресс искушающей славы, семья, круглосуточная ответственность за каждое свое слово и поступок, нереально комфортная для советских условий жизнь и незатухающая мечта вновь вернуться в космос или хотя бы просто в небо.

Не думаю, что это будет спойлером, процитировать самый финал этого прекрасного исследования Льва Данилкина, потому что он хоть и несколько патетично, но более чем ёмко и точно сформулировал роль Гагарина не человека, но символа:

«Капитализм может быть очень комфортным, но, как ни крути, в качестве образа будущего он – самый пошлый из всех возможных; люди могут жить так, как им хочется, но они должны по крайней мере осознавать, что, теоретически, у них были и другие возможности. И вот «Гагарин» - проводник идей Циолковского и Королева – и есть антидот от этой пошлости. Ничего не стоят ни ваши диеты, ни ваши гигабайты текстового и визуального хлама, хранящиеся на американских серверах, ни ваши супермаркеты, когда есть Марс, Верена, спутник Сатурна Титан и система альфа Центавра – космос: горы хлеба и бездны могущества. Вот что такое Гагарин.»

Признаюсь, у меня был некоторый страх перед началом чтения этой книги. Гагарин – фигура реально культовая для меня, хотя я и не считаю себя человеком, склонным к идеализации чего или кого-либо. Мне хотелось не потерять чувство трепета. И я рада, что оно сохранилось и что теперь у меня в голове сложилось чуть более полное и объемное представление о том, что за человек был Юрий Алексеевич Гагарин и о том, что это значило и до сих пор значит для жителей этой планеты.

В 2011 году, когда из каждого утюга шла трансляция записи из ЦУПа, и одна за другой выходили статьи, фильмы и программы, я оказалась в Музее космонавтики на ВДНХ. Все было интересно и замечательно, но я реально зависла у экрана, где на сотый раз смотрела эту запись и чувствовала комок в горле, словно вижу и слышу это впервые.

Ключ на старт, пуск, подъем, есть подъем, поехали…

P.S.
От цитат из «Ундервуда» удержаться, как вы понимаете, было невозможно!)))

#ни_дня_без_строчки
зок

Ни дня без строчки – 17. Ничего не скажу шахтерам

Я так устала, что иногда, мне кажется, я могу раствориться в ванной как сахарный человечек или рухнуть как столбик сигаретного пепла. Причин много – и мама, и работа, и пандемия, и новости, и какие-то глубинные тектонические сдвиги внутри, и дни словно рубашки с чужого плеча.

Расскажи шахтерам, как ты устал, предлагают старые мемы. Увы, эта усталость не похожа на здоровое переутомление от физического труда. Не хуже и не лучше, просто другое.

Усталость от собственной головы, зашитая в повседневность.

Ненавижу слово «повседневность». От его предопределенности хочется выть.

Я не настолько наивна, чтобы предполагать, что у космонавтов, художников или путешественников нет своей рутины. И нелепо ловить себя на жажде чужой обыденности. Любой другой лишь бы не собственной.

И не то, чтобы я не знала, как жить и что делать. Знаю. Надо лишь найти силы.
зок

Homo cosmicus




Стоило мне посетовать, что канадские, американские, английские и немецкие космонавты пишут книги вовсю, а от наших ни слуха, ни духа, как мне тут же попалась книга Сергея Рязанского «Можно ли забить гвоздь в космосе и другие вопросы о космонавтике».

Милейшее издание на плотной бумаге с рисунками и фотографиями, построено по форме, которую я совсем недавно встречала у британского космонавта Тима Пика – ответы на вопросы пытливых землян.

Отвечает Сергей четко, просто и с юмором. Приятно отметить, что космонавт Рязанский не самовлюблен, как астронавт Хэдфилд. Перефразируя Станиславского, можно сказать, что Рязанский любит космос в себе, а Хэдфилд – себя в космосе)))

В небольшой, всего на 250 страниц, книжке Сергей отвечает на пару сотен вопросов – тут и традиционный вопрос про туалет в невесомости, и дурацкие вопросы про ангелов на небе, и масса действительно интересных вопросов о компьютерном оснащении МКС, выходах в открытый космос, тренировках и дальнейшей карьере космонавтов после окончания полетов.

Сергей Рязанский так искренне и восторженно любит свое дело - полеты, МКС и космос, что поневоле веришь, что есть люди, нашедшие работу мечты!

Пожалуй, самый повеселивший меня вопрос-ответ звучит так:
«Что самое дорогостоящее на станции? Космонавты. Мы очень дорого обходимся бюджетам наших стран».

Но несмотря на иронию, Сергей при этом вполне доступно объясняет какую огромную пользу могут принести космические программы всему человечеству.

Ну, и конечно, я не могу обойти стороной мою любимую тему «Церковь и космос»))) Достаточно деликатно, но твердо Сергей озвучивает свою позицию, что это не самые совместимые подходы к реальности и рассказывает, что в обоих своих полетах его экипажи отказались от религиозных обрядов (оказывается можно!).

В общем, очень и очень рекомендую, даже если вы уже много всего читали о космосе – то, что описывает Сергей уже похоже на настоящую м-м-м… как бы назвать это правильно… космическую антропологию? Не в смысле сложности и запутанности явлений, а в том плане, что жизнь космонавтов и культура и традиции МКС – это уже отдельный пласт науки о человеке, о Homo cosmicus или как там правильно будет назвать нашу следующую ступень эволюции, Человека Космического
зок

Спросите у... космонавта!

Тим Пик - умница!

Тимоти Найджел Пик - 546-й космонавт мира и первый британец, полетевший на МКС и осуществивший выход в открытый космос. Он так влюблен в свою работу, так горд и так восторжен, что читать его одно удовольствие! А главное, он напрочь лишен самолюбования и назидательности, которыми грешил в своей книге канадец Крис Хэдфилд (Руководство астронавта по жизни на Земле. Чему научили меня 4000 часов на орбите).

Книга построена в формате вопрос-ответ и рассказывает весь цикл полета от предполетной подготовки до реабилитации после работы на МКС и, хотя рассказывает Тим Пик через призму собственного опыта – повествование не выглядит как автобиография, скорее, как увлекательный научно-популярный репортаж. Вопросы космонавту задавали в социальных сетях, и они отобраны таким образом, что у книга вышла стройная последовательная структура, а у ESA (Европейское космическое агентство) – отличная рекламная кампания.

И тут я не могу не задать вопрос, который напрашивается у меня уже давно, почему канадские, британские и немецкие (Ульрих Вальтер: В черной дыре такое творится! Астронавт объясняет Вселенную) космонавты выпускают книги и популяризируют науку и космические программы, а российские нет? Конечно, супер, что у Роскосмоса сейчас хотя бы есть онлайн-трансляции запусков, но мне кажется этого мало, для пробуждения у молодежи интереса к космосу.

А еще был неловкий момент при чтении, когда Пик описывал, что перед стартом космонавтов благословляет православный священник. Серьезно?! Чтобы ракета не ударилась о небесную твердь?! Это также дико, как видеть иконостас на МКС. Но в целом Тим Пик очень положительно отзывается о работе с российскими коллегами. Он вообще очень уважителен к своим предшественникам и коллегам и это вызывает симпатию к автору.

Очень грустным совпадением стал тот факт, что историю о встрече Пика с Алексеем Леоновым я прочитала в день смерти Леонова.

И все же от книги у меня невероятно позитивные впечатления. Это захватывающее, опасное и героическое приключение, читая о котором жалеешь лишь о том, что сама я никогда этого не увижу и не испытаю.
зок

Хьюстон, как слышите?! Приём!



Я знаю пять имен космонавтов: Гагрин раз, Титов два, Леонов три, Терешкова четыре, Армстронг пять. Собственно всё. Остальные имена я либо не помню, либо не знаю, а между тем, если верить Википедии на 25 ноября 2014 года насчитывалось 538 человек, совершивших орбитальный космический полёт. Один из них Кристофер Остин Хэдфилд, канадский лётчик-испытатель, астронавт канадского космического агентства, имеющий за плечами три космических полета, и автор книги «Руководство астронавта по жизни на Земле. Чему научили меня 4000 часов на орбите».  Надо заметить, это «короткое» и «легкое» название точно отражает авторский стиль Хэдфилда, он немного нудноват и склонен к громоздким конструкциям и повторам. Но это совершенно не мешает мне считать книгу крутой и очень важной.

Collapse )
зок

Слово дня - «чернодырность»



24 и 25 марта в Томске прочел серию лекций российский учёный-астрофизик и популяризатор науки, доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Государственного астрономического института им. П. К. Штернберга Сергей Попов. При всей моей любви к научно-популярной литературе и всевозможным просветительским мероприятиям, о Сергее Борисовиче я ничего не читала и не знала. Что ж, давайте знакомиться.


Вики нам сообщает, что Сергей Попов окончил физический факультет МГУ и аспирантуру, написал кандидатскую диссертацию на тему: «Популяционный синтез двойных систем после вспышки звездообразования и эволюция одиночных нейтронных звёзд»)  и докторскую диссертацию на тему: «Магнито-вращательная эволюция и популяционный синтез одиночных нейтронных звезд», опубликовал более ста научных работ, занимается нейтронными звёздами и чёрными дырами и много времени уделяет популяризации науки.

Collapse )