August 3rd, 2021

зок

Экскурсия

Хотела рассказать о днерождевой экскурсии.

Гостей мне собирать негде, в кафе не хотелось – родилась идея экскурсии по местам детства и юности, благо, живу я здесь всю жизнь, и ареал обитания в юные годы был не сильно большой.

Собрались у моего старого дома, там, где жила моя мама до недавнего времени.

Сюда вошла история про депутата. Это был конец 90-х. Все бурно обсуждали какие-то местные выборы. Мы тусили с Л. на общей кухне (да, да, я застала такой пережиток советской эпохи), когда выскочил маленький смешной спившийся сосед-инженер Коля Маленький.
- Будете ли вы голосовать? – спросила его коварная Л.
- Не буду, за кого голосовать, все сволочи! – скороговоркой протарахтел сосед
- Как же! – деланно удивилась Л., - а Петтинг? Депутата Петинга вся молодёжь поддерживает! Очень хороший, много пользы приносит, перспективный!
- Как говоришь? Петтинг? Ну, можно, можно, раз хороший

Так и не знаю искал ли потом сосед Петтинга в избирательных списках.

А не вошли еще несколько историй. Одна про соседку тетю Наташу, у которой не было духовки, и она попросила разрешения испечь торт в нашей плите пообещав мне потом кусочек. Было мне лет пять. Вечером я отказывалась ложиться в ожидании обещанного торта. Уснула в слезах. С тех пор питаю инстинктивный скептицизм к обещаниям)))

Другая история была связана с мышами, которые всегда в изобилии водились в старом доме с деревянными перекрытиями. Соседи их ловили и в трехлитровых банках с крышками с дырочками выставляли за дверь, чтобы выбросить утром. А мне было жалко мышей, и я потихоньку, когда никто не видел, их выпускала прямо там же на общей кухне.

Рядом с домом – часовня. Новодел 2004 года, хотя выглядит лет на триста хуже. Мы называли ее за странную архитектуру – Осьминогом В Короне. Стоит она на месте родника «Божья роса». Но то, что сейчас роса, в моем действе носило звучное имя «бассейка» - ледяная родниковая вода собиралась в маленьком рукотворном прудике, поросшем тиной всех оттенков зеленого. Сюда ходили полоскать белье после стирки со всего переулка. На Ивана Купала мимо бассейки было лучше не ходить – дети дежурили с ведрами, бидонами и банками и обливали прохожих.

По этому переулку я ходила в школу десять лет. Здесь однажды пробегала мистическая собака, которая в каком-то сумеречном моем юношеском состоянии казалась мне чем-то иным, и я боялась, что в пустом и мрачном осеннем переулке этот пес заговорит со мной, унося все надежды на нормальную жизнь и открывая дорогу психиатрии. Пес не заговорил. Я была ему благодарна.

Дальше на перекрестке хулиганы отобрали у меня модную ручку с четырьмя стержнями в третьем классе.

Потом задворки кинотеатра, где нас первоклашек заставляли попрыгать, чтобы убедиться, что у нас нет мелочи, которую можно экспроприировать. А в самом кинотеатре принимали в пионеры. И дарили книжечки-абонементы на детское кино.

Трамвайная остановка, где я забыла портфель и уехала, потому что очень любила кататься на трамвае. А еще там всегда скапливались огромные лужи и как-то меня мелкую переносил через них незнакомый мужчина, видевший, как я мечусь и не решаюсь идти по грязной воде.

Школа. Красивое старинное здание, которое всегда хотелось отобрать у образования и отдать музеям. Мои первые писательские, журналистские, театральные опыты – лучшее, что я помню об этом месте.

Дом Л. где в «сенках» лежала огромна медвежья шкура. И мы с Л. сидели за столом и вели важные философские споры, а знакомый юноша задумчиво смотрел в окно, и на вопрос, что он думает по обсуждаемому поводу, меланхолично ответил, что он не думает, а считает кирпичи на стене за окном.

Детская библиотека, ставшая центром моей вселенной на несколько лет и подарившая мне дружбу, любовь и жизненные обстоятельства, сыгравшие важную роль в моем бытие.

Ненавистный Центральный рынок, где, стоя на картонке в закутке надо было раздеваться при посторонних людях, чтобы померить какую-то дешевую жуткую одежду.

И наконец любимый, ныне несуществующий кабак, где моя юность подошла к веселому и пьяному концу. Здесь я болталась каждую молодую пятницу. Сюда я пришла со свежевыбритой головой в день рождения в 28 лет и получила в подарок бюст Ленина с пропиленной в голове дыркой для монеток. Место, бывшее пристанищем, бесконечной говорильней обо всем на свете, театром комедий и мелодрам, подогретых алкоголем.

Я ужасно плохо подготовилась к экскурсии – забыла половину того, что хотела рассказать, рассказала что-то лишнее, а под конец и вовсе замолчала, признавая экскурсионное фиаско.

Так странно. Столько лет уложились в полтора километра пути. Конечно, были и другие локации в те годы, в разных концах города, но это уже совсем другая экскурсия.

Может лет через десять?

А идея неплохая. Попробуйте! Толпа взрослых людей, которая ходит группой в далеко не центральном районе города вызывала недюжий интерес у прохожих)))