зок

Не здесь и не там...

Официальная аннотация:
Четверо друзей познакомились еще в юности, в России, а теперь живут в Америке. Они продолжают общаться, но жизнь у всех складывается по‑разному. Регина скучает в браке с состоятельным американцем, Вика мечется между работой и домом и мечтает о лучшей жизни, Вадик ищет идеал и меняет работы, квартиры, девушек. Сергей, банковский служащий, надеется разработать приложение, которое сможет имитировать присутствие умершего человека в социальных сетях. И эта тема становится главной в их разговорах. Как изменилось в современном мире представление о смерти? Какими мы предстаем в онлайн-мире при жизни, как будут доноситься отголоски нашего виртуального “я”, когда мы умрем?

Душная, претенциозная, вялая и унылая книга словно жирный пончик пропитанная раздражением и непритязательной неприязнью - она совсем не зацепила, и ни вызвала симпатии ни к кому из героев. Разве, что мальчик Эрик со своими неестественно мудрыми случайными высказываниями кажется трогательным.

Ни тема смерти, ни тема дружбы, ни тема эмиграции не показались раскрытыми настолько, чтобы вызвать какие-то чувства или мысли. Сплошной «дамский роман» с непрекращающимися эрекциями и нытьем. Жизнь бывает сложной и монотонной, я знаю, но, когда она так скучна, как в книге – хочется досрочно отправиться в описываемую автором «Виртуальную могилу».

Жаль, что размышления о смерти в контексте онлайн-пространства были столь поверхностными. Ведь это и правда интересный экзистенциальный вопрос – как быть с цифровым наследием нашей бурной интернет-жизни? Я помню, сколь странные и смешанные чувства я испытала, получив поздравление с днем рождения от умершего приятеля. Никакой мистики – просто автоматическая рассылка, просто новые грани современной жизни… 
зок

Праздничное

Вчера целый день была женщиной. Устала ужасно, зато имею брови, маникюр и прическу – все что надо человеку в минус тридцать!

Бровистка задумчиво рассмотрела мои розовые волосы и сказала, что вообще-то в тренде красить брови под цвет волос. Ничего, ничего, ответила я, вечером планирую перекраситься.

И перекрасилась.

Про цвет волос могу сказать только одно – подружка как-то напоминала общему знакомому кто я такая. А! – вспомнил он, — это та, у которой что-то с головой? Идеальное и исчерпывающее описание!

Сегодня пойду как Ломоносов в мороз на корпоратив. Конечно, по идеи фрилансеры должны ходить на корпоратив к коту и ноутбуку, но я пойду к живым людям. Подозреваю, они будут тыкать в меня пальцем и восклицать: так вот кто придумал ту хрень, которую нам пришлось снимать и монтировать!

Много лет назад на концерт любимого Билли Новика я смеялась шутке, что в Улан-Удэ к ним приходят такие зрительницы из разряда «все лучшее надену сразу». Сегодня посмотрела на себя в зеркало – кажется мне пора в Улан-Удэ: пять колец, пять браслетов, две подвески и хочется что-то еще…

Всё, пошла обувать хрустальные зимние ботинки и устраивать пир во время чумы.

Пока не превращусь в тыкву – не ждите!
зок

Непосредственно или опосредованно?

Картинки по запросу опосредованно книга«Опосредованно» я закончила читать аккурат в тот момент, как меня затянуло в тайфун цейтнота, так что, конечно, спустя две весьма насыщенные недели восстановить точные ощущения и впечатления от книги будет сложно. Но и не сказать о ней нельзя.

«Опосредованно» - третья книга Сальникова, которую я прочитала и авторский стиль не набил оскомину, а по-прежнему кажется свежим, ярким и самобытным.

Главная фишка романа известна, наверное, даже тем, кто не читал книгу. Это обычный мир вроде нашего, только есть в нем одна удивительная штука – «стишки», которые непонятным магическим образом могут вызывать наркотический «приход». Формальное отличие просто поэзии и стишков мне осталось неясным, но при этом возникло стойкое чувство, что в душе я понимаю о чем речь, и глядя на собственные поэтические опыты, вполне смогу сказать, что бы «торкало», а что нет. 

Главная героиня выглядит обычным человеком, оно и понятно, вряд ли по дороге на работу в общественном транспорте вы сможете определить, кто из ваших попутчиков балуется написание стихов, а кто нет. Но жизненные перипетии Лены намертво переплетены с ее поэтической зависимостью. Бытовая сторона жизни у Сальникова описана в лучших традициях современных мелодрам – школа, отношения с матерью, влюбленности, институт, брак, дети, измена, развод. Все, что касается поэзии говорит словно на другом языке – раненом, калечном, истеричном, глубинном и трогательном. Словно есть два способа познания: непосредственно, эмпирически – проживая жизнь событие за событием от рождения до смерти и опосредованно, внутренне – создавая другую поэтическую ткань реальности.

И если, рассказывая о Лене как о дочери, женщине, жене и матери автор занимает достаточно отстраненную позицию, то говоря о поэзии и творчестве Сальников делает это страстно и увлеченно. Логично и изящно автор превращает оглавление в стихотворение, не скажу, что сильно меня тронувшее, но все же неплохое на мой вкус.

Пожалуй, «Петровы в гриппе» для меня пока самый лучший роман Сальникова, но я буду ждать новых книг и новых неожиданностей.
зок

Будем опиум курить, по-китайски говорить (с)




Книга увешана значками премий как елочными игрушками, что вызывает некоторое недоумение, потому что «Опиумная война» хороша, конечно, но не гениальна. И то, что Ребекке Куанг было всего 22 года, когда она написала книгу, тоже чувствуется и придает повествованию легкий налет дурацкой наивности неуместной на общем мрачном фоне.
Галине Юзефович роман напомнил «Гарри Поттера» и «Властелина колец» (а еще «Кунг-фу панды», «Людей Икс» и «Дом странных детей»), а вот мне скорее «Волшебника Земноморья», «Игру Эндера» и «Элрика из Мелнибонэ». Это странный эффект, словно Куанг взяла стандартные кубики «Лего» и создала что-то настолько самостоятельное, что нет никакого желания разбирать эту конструкцию на составные части. Хотя основные-то кирпичики – абсолютная штамповка:
• героиня-сирота,
• необычная академия,
• удивительные способности (Рин как легендарная Жанна д`Арк – «от сохи» и сразу к вершинам воинского искусства),
• ученик и наставник
• жестокая война, в которую бросают новобранцев, почти детей
• чародейская тюрьма для безумных волшебников/богов
• магическая сила, требующая жертв
• вина за чудовищные разрушения
При этом история не кажется откровенно банальной, увлекает, заставляет внимательно следить за героями и дает возможность закрыть глаза на всяческие «Deus ex machina», порой вылезающие из разных щелей.
За пятьсот с небольшим страниц Куанг из детской сказки о способной сироте уходит в черное, если даже не чернушное фэнтези с горой изуродованных трупов и геноцидом, но делает это легко и последовательно.
Интересен и мир, созданный автором – он стоит, как земля на черепахе, на историческом противостоянии Китая и Японии (Никан и Муген в книге) и в нем есть место и богам, воплощенным в людях, и газовым атакам с применением противогазов, и наркотическому приобщению к силе а-ля Кастанеда.
Книга имеет свой логичный финал (хоть и заявлена как первая часть трилогии) и лишена романтических сюсюканий, так что как минимум двух грехов Young Adult Ребекка Куанг избежала.
На английском уже вышло продолжение – с нетерпением жду!
зок

Вот это день!

19 декабря — День мечтания о собственном пингвине!
По-моему, это прекрасно)))
Интересно, а у пингвинов есть День мечтания о собственном человеке?


Подборка чужих стишков-пирожков-порошков про пингвинов...

бог создал труд и обезьяну
чтоб получился человек
а вот пингвина он не трогал
тот сразу вышел хорошо
© the axy

олег купил часы с пингвином
и каждый час из них пингвин
выходит тело перепрятать
в утёсах жырное своё
© Хобот Точный

кругом снега орут пингвины
на льдине лыбится тюлень
но мчать меня не прекращает
олень
© НиРо

накушавшысь без всякой меры
с утра полярных крепких вин
плывёт с лососями на нерест
пингвин
© Костыль

исус принес кусочек неба
иаков землю петр огонь
иуда воду и пингвина
пингвин не нужен шепчет петр
© bucho

однажды ты поймёшь что крылья
тебе даны не для того
чтоб ты летал под облаками
а как пингвину просто так
© Екатерина Эйзнер

пингвин глядит небрежно щурясь
на человека свысока
я няшн крылат и перепончат
ну а чего добился ты
© макс колесник

пингвин сегодня зол и мрачен
сегодня жизнь не задалась
вчера в утёсах спрятал тело
а нынче просто не нашёл
© Дмитрий Викторович Васильев

пингвин бобру твердил про море
про льды про мачты кораблей
бобр вяло слушал но про мачты
просил подробней рассказать
© ethopmevoila

пингвины я сказал пингвины
высоцкий в кожаном пальто
кричит и понимает что то
не то
© Honda & ...

уйдите глупые пингвины
нет мочи видеть ваших лиц
а вас я попрошу остаться
штирлиц
© колик

пингвины в маленьких кроватках
лежат под стеночкой рядком
полярник рассказал всем сказку
всем одеялко подоткнул
© The Aху

пингвин пингвина не обидит
подумал я примерно так
на экспедицию одевшись
во фрак
© Олег Олег

я мог бы стать пингвиноводом
но не исполнилась мечта
без ласт и смокинга наружность
не та
© Znake

пингвин закрыв глаза мечтает
как отправляется в полёт
всё выше выше прямо к звёздам
сквозь лёд
© Вороныч

🐧🐧🐧

зок

Щелк!

Дни стали похожи на пластмассовые штампованные бусины, собранные в дешевое украшение. От их одинаковости хочется рвануть нитку, на которую они нанизаны и краткий миг наблюдать, как всё это сыпется к чертям. Потом… потом ничего…

Подъем в 6:00. Одеревеневшее за короткую ночь тело отказывается двигаться. Я плетусь с закрытыми глазами в ванную, минус пятнадцать минут. Сделать кофе, рухнуть в кресло, еще минус пятнадцать минут. Еще пятнадцать минут и гулкая лестница, холодная машина – колесо со скрипом завертелось.

7:30. Привет, мама. Левый глаз полузакрыт. Лицо растерянное. Кажется, что сон ее не отпустил и день подтвердит, что так и есть. Зубные протезы. Тонометр. Таблетки. Один и тот же набор слов и действий. Я – автомат, машина, робот.  Мечтают ли андроиды об электроовцах? Ноль, единица, блэкаут.

Я бреду по раскатанным колеям снега на остановку. Маршрут пройден на сто десять раз. Сегодня сто одиннадцатый. Или сто двадцать третий. Не важно. Холод. Автобус. Холод.

Всего-то 9 утра! Я чувствую усталость, словно день окончен. Кофе. Завтрак. Погнали! Работа пиявкой вытягивает последние силы. Каждый написанный текст – подвиг. Каждый проект – надрыв. Каждый звонок - испытание. Я выкачиваю из себя силы и чувствую, как механизм насоса бьется в сухом колодце. Пусто.

Алло, мама, время 13:30 пора выпить обеденную таблетку. Да, ты пила таблетки утром. Я приходила. Я точно приходила. Ничего страшного что ты не помнишь. Надо выпить таблетку, она на столе. Да, уже день, среда. Я была утром, ты просто забыла, так бывает. Выпей таблетку. Утром ты уже выпила, сейчас надо выпить обеденную. Ты ела? Надо поесть! Выпила таблетку? Молодец! Вечером приеду. Да, утром я уже была. Пока.

Конвейер движется, если ты не работаешь, тебя намотает на ленту. Давай! Пиши. Звони. Говори. Думай, черт тебя подери! Думай! Делай! Я выкуриваю полпачки сигарет. Не обедаю. Делаю что-то лишенное смысла. Зимой ужасно рано темнеет.

Да, выйду в 17:30, ок. Магазин. Молоко должно быть 3,2%. Только Нелюбинское. Только в пакетах. Хлеб ржано-пшеничный, но не белый. И не серый.

Привет, мама. Да, уже вечер. Я купила продукты. Хочешь кефир? Кислый… А булочку? Сладкая… Тогда может яблоко? Твердое… Я смотрю на человека, который ничего не хочет и мне страшно. Это худшее, что может случится – жить и ничего не хотеть.

Вечерняя пробка. Качающийся фонарь у подъезда. Распахнутая пасть ноутбука, из которой торчат острые зубы недоделанной работы. Я что-то доделываю, дописываю, додумываю. Чувствую, как чернота букв просачивается в круги под глазами. Тяжелые веки. Наркоманские медленные движения. Невнятный ужин. Слова. Буквы. Знаки. На часах равнодушные четыре глаза полуночи.

Медленно тащусь в ванную, прячусь в пижаму, упаковываюсь в броню одеяла. Спать. Вечно спать в счастливом неведении!

Алло. Да, мама. Я была у тебя утром и вечером. Сейчас два часа ночи. Да, ты выпила таблетки. Да я была у тебя дважды. Ничего страшного. Ложись спать, завтра утром приеду как обычно.

Щелк!

Еще одна бусинка скатилась по ниточке времени.
зок

Риторический вопрос

Декабрь. Вечный цейтнот. Скорее, скорее, еще, давай, давай, время, пишем, правим, сроки, не спать, косить...
Всем надо всё вчера.
Что делаю я?
Беру ко всему этому огромный чудовищно сложный проект с жутко короткими сроками за непонятно какие деньги, если они вообще будут.
Доктор, что со мной не так, а?
зок

Вот такая штука...

Память у меня так себе, поэтому я веду список книг, которые хочу прочитать, в одной специальной книголюбивой социальной сети.
А тут очередной non/fiction на носу - ярмарка интеллектуальной литературы в Москве, в честь которой многие выкладывают различные "мастриды", что там обязательно надо прикупить.
И вот эти два обстоятельства встретились...
И сегодня, список книг к прочтению перевалил за... 1000! Тысяча, Карл!
Это значит, что даже читая в среднем 80 книг в год (а больше у меня еще ни разу не вышло) - я обеспечила себя списком литературы на 12,5 лет!
Ну почему? Почему нет такой высокооплачиваемой профессии, как читатель?
А может прав Сальников в своей книге "Опосредованно" и литра (пусть и в более широком понятии) - это все же наркотик?
Хочу жить читая! Как быть?!
зок

и снова мама

мир втиснулся в комнату
дряхлая узница тела
ты, конечно, не такого хотела
впрочем
такого никто не хочет
губка мозга выжата
мысли оседают пеной
день, ночь – перестала следить за сменой
словно
жить-быть стало слишком больно
память - измятый лист
время сжирается сном
больше нет слова «завтра», нет и «потом»
знаешь
я вижу – ты исчезаешь
зок

***

Зима приходит, как старость,
Мучительно и надолго.
Имя ее – усталость,
Знамя ее – колготки.
И тьма упала на город,
А я упала на лед -
Холод забился за ворот,
Катится к черту год.
Зима – это слово «вечность»,
Слепленное из снега.
Пустая бесчеловечность -
Лейтмотив саундтрека