?

Log in

На днях иду поутру мимо обычной местной пары и слышу диалог:
- Моника, блять, хватит!
- Ну я же люблю тебя! Люблю! – кричит Моника, толкая коляску по колее между домами и резко размахивая рукой с бутылкой пива.


Или вот по дороге в автобусе, вдруг среди привычного гула громко и четко:
- Йа муж-чи-на. Набирай «Йа муж-чи-на». Олеся, уже вся маршрутка пароль знает!


Брожу в ожидании у супермаркета. Туда. Сюда. Подходит натуральный Томми Ли Джонс во всей красе своих 70 лет в роли русского дворника (крупные морщины, лукавство, шапка-ушанка) и говорит на медленном русском:
- Ну что вы тут одна ходите! Давайте вместе ходить! А хотите я вторую лопату принесу, а вы мне поможете?


Сегодня в ленте новостей прошло сообщение, что наконец-то гомеопатия официально признана в России лженаукой. И хотя это не имеет никакого отношения к содержанию книги, именно эта новость подвигла меня отложить на полчасика миллион дел и написать-таки отзыв о книге Александра Панчина «Сумма биотехнологий», прочитанной еще на новогодних каникулах.

Меня читает слишком мало народа, чтобы я могла гордо возвестить, что так, мол, и я вношу свои пять копеек в научное просвещение масс, но все же я буду надеяться, что мотивирую хоть кого-нибудь к прочтению.

Александр Панчин – молодой биолог и активный популяризатор науки, первое упоминание о котором, я встретила в книгах Аси Казанцевой. К слову, Панчин - член Комиссии РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований, той самой комиссии, что инициировала признание гомеопатии лженаукой)))

На обложке его книги провокационно красуется надпись: «Книга содержит ГМО!», а само издание заявлено как «Руководство по борьбе с мифами о генетической модификации растений, животных и людей». Все это не помешало, а может даже и поспособствовало тому, что в 2016 году эта книга стала победителем премии «Просветитель» в номинациях «Естественные и точные науки», что само по себе является отличной рекомендацией.

О чем эта книга? На четырехстах страницах автор последовательно, спокойно и немного язвительно доказывает, почему не надо устраивать истерику вокруг генной модификации и демонизировать ГМО. Его стройная аргументация вполне убедительна, хотя мой чрезмерно гуманитарный мозг порой начинал подвисать и перегреваться с трудом воспринимая некоторые тезисы и даже главы.

Социально-психологическую сторону проблемы я бы обозначила так:
1.    Мы боимся потому что не понимаем. Это нормально - давайте учиться. Можно не понимать, как летает самолет, но глупо клеймить самолеты изобретением дьявола, только за то, что ты не можешь понять их устройство.
2.    Нам сложно понять современную науку. Да, возможно, наши когнитивные навыки не успевают за прогрессом. И вообще невозможно знать всё и во всех сферах. Но попытаться стоит! И даже если знаний не хватает для объективной оценки ситуации, можно искать надежные источники и следовать навыкам критического мышления.
3.    Есть люди, которые спекулируют на нашем непонимании. Цели они могут преследовать самые разные. «Растительное масло без холестерина» - это одного поля ягодка с «Кабачковой икрой без ГМО» - маркетинг и ничего личного.  А еще есть личный пиар, религиозный фанатизм, и многое другое.

Можно сказать, что «Сумма биотехнологий» - это не только манифест в защиту генной инженерии, это и просто призыв быть разумными существами, руководствоваться не слухами, но фактами и думать, прежде чем что-либо заявлять, да, черт с ним заявлять, просто думать! Панчин приводит массу забавных и поучительных историй о научных исследованиях, рисует удивительные возможности генетики в ближайшем и отдаленном будущем, рассказывает, как возникли те или иные стереотипы в общественном мнении. Некоторые главы и правда трудно даются биологически неподкованному читателю, но все же это несомненно интересное и полезное чтение.

И еще. На свете, наверное, нет абсолютно безопасных и стопроцентно изученных вещей, но все же нельзя считать аргументом, заявление, что старое и натуральное априори является лучше, чем новое и созданное человеком. Наверное, когда-то на заре нашей цивилизации был диалог о пользе и вреде огня. И кто-то говорил, что наши предки жили без огня и были счастливы - ели сырую пищу, спали на холоде, а теперь кто-то придумал тереть палочку об палочку, вызывать из ниоткуда пламя и держать огонь в каждой хижине – а ведь об него можно пораниться, можно сгореть заживо или сжечь все поселение, а то и весь мир! И ведь можно, если постараться… И тут придется признаться в странной двойственности моего отношения к прогрессу. Я не верю, что можно научить моих соседей не выбрасывать мусор в подъезде, но верю, что когда-то человечество сможет создать прекрасный новый мир силой своего разума.

И в пир и в мир

Картинки по запросу lawrence norfolk john saturnall feast Картинки по запросу lawrence norfolk john saturnall feast Картинки по запросу

Официальная аннотация, которая как всегда почти не отражает сути: Первый за двенадцать лет роман от автора знаменитых интеллектуальных бестселлеров «Словарь Ламприера», «Носорог для Папы Римского» и «В обличье вепря» — впервые на русском.
Эта книга — подлинный пир для чувств, не историческая реконструкция, но живое чудо, яркостью описаний не уступающее «Парфюмеру» Патрику Зюскинда. Это история сироты, который поступает в услужение на кухню в огромной древней усадьбе, а затем становится самым знаменитым поваром своего времени. Это разворачивающаяся в тени древней легенды история невозможной любви, над которой не властны сословные различия, война или революция. Ведь первое задание, которое получает Джон Сатурналл, не поваренок, но уже повар, кажется совершенно невыполнимым: проявив чудеса кулинарного искусства, заставить леди Лукрецию прекратить голодовку…


В моем далеком и не сильно обеспеченном отрочестве был забавный период, когда ко мне часто и много приходили гости. Думаю, это время запомнилось мои друзьям двумя факторами – посиделками на коммунальной кухне, где фланировали мои разной степени нетрезвости соседи, и гренками, а то и просто жаренным хлебом – самым простым и дешевым блюдом, которое можно подать голодной молодежи в несытые времена 90-х. Наш пир был скромен, но мы были молоды и счастливы.

Пища – удивительное явление, которое, наверное, вышло за границы физиологии тогда же, когда человек стал чуть больше чем животное. История, культура, этнография, религия, социология, психология – через любую призму можно смотреть на еду под новым углом и узнавать что-то новое.

Лоуренс Норфолк «отжал» из заявленной темы всё до последней капли – кулинарные перипетии служат формальной фабулой книги в духе «производственного романа» в декорациях Англии Нового времени (пир – для повара), обрядовое пиршество сатурналий, как символ утерянного благоденствия становится основой мифологических и мистических рефлексий на фоне яростных битв христианских течений XVIIвека (пир для всех) и, наконец, волшебные яства влюбленных – лирическая линия книги (пир для двоих). Поверьте, читается и воспринимается это все намного проще, чем я пытаюсь описать!

Я впервые читала Норфолка, но роман «Пир Джона Сатурналла» признают достаточно легким даже знатоки авторского стиля – тут и там в отзывах просвечивает радостное воодушевление в связи с отсутствием зубодробительных постмодернистских выкрутасов))) Но, в то же время, это роман, требующий вдумчивости, потому что там есть над чем безболезненно (и это, кстати, очень редкий момент, когда автор не давит на больное место, а просто предлагает общую тему для светской беседы) поразмышлять в свое удовольствие, и некоторых приятственных интеллектуальных усилий.

Наверное, роман нельзя назвать в полном смысле историческим (хотя моих знаний не хватило бы для того чтобы ловить автора на неточностях, будь они в тексте) и, конечно, это проза современная – уж больно гладко говорят и мыслят ее герои, но все же персонажи кажутся живыми и реалистичными. Джон – как и положено главным героям проходит путь становления от сына ведьмы в деревушке до главного повара, угощавшего короля, проживает успехи и провалы, видит войну и оголтелый фанатизм, узнает вкус любви и страсти. Лукреция у автора получилась менее однозначной – то она Скарлетт О`Хара своего времени, то вдруг хранительница домашнего очага, а то и вовсе переигрывающая героиня болливудской мелодрамы.

Еще одна мысль, не покидающая меня после прочтения – это сожаление об отсутствии у меня книжного клуба под боком. Право слово, очень хочется засесть с парой-тройкой книголюбителей за чашкой чая и обсудить, а что они поднимают по «Пиром» автора? Кем же все же была «ведьма» матушка? Куда, черт побери, и почему ушел повар Сковелл? В общем, друзья, читайте скорее «Пир Дона Сатурналла» и давайте поговорим об этом, пока я еще помню, о чем книга))))



Я купила его в букинистическом за смешные деньги – серая бумага, 2010 год выпуска, любопытная крыска в левом углу обложки. Искала что-нибудь про цирк – ушла с Горчевым и «Днями трепета» Марины Москвиной. Се ля ви…

В магазине книга открылась на словах:
«А вот еще интересно.
Если высадить жёлтенькие цветочки по зелёной траве на площади в полгектара, так чтобы получилось слово ХУЙ, смогут ли его прочесть в безоблачную погоду пассажиры пролетающих над нашим домом самолётов?
А то совсем я как-то уже позабыл, что когда-то был создан на радость людям»

Ну и как я могла после такого обратно на полку поставить эту книгу?! Пришлось брать. Хотя ясен пень, что пассажиры прочесть подобное смогут разве что, если на посадку пойдут на соседнее поле, но тут уж им не до чтения будет…

Помнила я смутно, что автор умер (как оказалось в 2010) и чуяла, что, несмотря на это печальное обстоятельство, мы с ним поладим. Не подружимся, не возлюбимся, а именно поладим.

Он смешной, как бывают истерически смешными истории в конце долгой пьянки. Он экзистенциальный, если угодно, потому что нет в нем ни капли метафизики, только жизнь как она есть и ничего более. Он порой раздражает, как может бесить только близкий несущий адскую чушь человек. А еще он наблюдательный, злой, искренний – такие коктейли молотова всегда меня подкупают. Он не плохой, а этого иногда достаточно, просто не быть плохим…

В 2009 году Галина Юзефович писала о другой его книге, но в сущности обо всех его текстах, наверное:

«… есть в прозе Дмитрия Горчева нечто делающее ее исключительно современной. Так же как Юрий Мамлеев или Виктор Пелевин, Горчев демонстрирует своему читателю мрачноватую изнанку обыденной жизни. Однако то, что для Пелевина служит поводом для злой иронии и обидного смеха, а у Мамлеева оказывается источником неизбывного нутряного ужаса, у Горчева вызывает лишь деловитую симпатию и сочувственный интерес. Его изнанка мира — не жуткая, а просто серенькая, штопаная и бедноватая. Вполне обитаемая и даже обжитая, но в силу своего убожества заставляющая невольно усомниться в существовании светлой и праздничной лицевой стороны. При всей фантастичности сюжетов мир Горчева подчеркнуто, преувеличенно реален — а потому особенно уныл».

Впрочем, и сам Горчев словно о всем своем творчестве написал в одном рассказике: «Чистейшая, как слеза, дистиллированная тоска, лучше которой вообще ничего не бывает».

Так и есть. Так и есть.

Хочется после него огурец соленый из банки добыть и накатить сто граммов. А потом… Потом видимо в тельняшках и оранжевых носках загрузиться в вагон «Томск-Владивосток» и вышивать панамки бисером, вызывая восторг китаянок и перегонщиков…

А вы помните, что когда-то были созданы на радость людям?

 


Декабрь сложный месяц. Наверное, любить его можно было лишь в детстве, когда он состоял из предвкушения нового года и ожидания каникул. Сохранить к нему любовь во взрослости может лишь чрезвычайно организованный человек. Не я. У меня пять проектов в разной степени раздрая, список дел по каждому исчисляется десятками, идет отсчет где-то, к счастью, на недели, где-то на дни, а где-то и на часы. Как бы не бессмысленна была попытка успеть всё недоделанное за 335 дней успеть до 31 декабря, но год за годом я тут как тут в этой ловушке. Слева кредит, справа ипотека, позади коммунальные платежи, где-то в параллельной Вселенной Питер. Поздно заказанные подарки неспешно ползут Почтой России намекая трекерами на возможность быть доставленными после январских выходных. Книжный вызов разочаровано пишет, что до запланированной сотни книг еще двадцать и ясно, что, не смотря на Мжаванадзе в ванной, Панчина рюкзаке, Панды в перерывах на кофе и Бэнкса на подоконнике, вершина так и останется непокоренной. Вечеринки с друзьями – очередная тревожная зона: прийти значит изводится все время о недоделанных проектах, не прийти значит переживать за работой об упущенном веселье, отвлекаясь на тусовочный чатик. Полбутылки сухого белого – к депрессивной рефлексии, пачка сигарет в день – к бесконечному бронхиту. Время несется как сумасшедшее, в лучших психотерапевтических традициях ночью не могу уснуть, а утром проснуться. Спину ломит, голова болит (с). Настроение паскудное. Кажется, из меня отжато все кроме лишних килограммов. Хочется нажать на паузу, но кнопки нет. И, конечно, иллюзия считать, что двенадцать ударов московского часового механизма что-то изменят…

Tags:

Небомореоблака

Ура! Дайте мне виртуальный пряник за то, что я таки дочитала эту книгу!

Знакомьтесь - Гэвин Претор-Пинней «Занимательное облаковедение. Учебник любителя облаков».
облаковедение.jpg

Я очень ее хотела, заочно она казалась мне совершенно чудесной, как ее предмет изучения - облака. Я не успела ее купить когда-то и долго ждала переиздания в любимом издательстве LiveBook.

В общем, чем выше влез - тем больнее падать. Мне не понравилось.

Во-первых, изложено все очень витиевато и слоовообильно.
Во-вторых, метеорология в данном изложении вышла ужасно скучной наукой.
В-третьих, и тут я готова признать, что вина вполне возможно не в книге, а во мне, я с диким трудом продиралась через все эти названия и описания и к концу страницы с трудом вспоминала начало.
В общем, чтение было нелегким и очень-очень долгим.

И еще, откройте мне великую редакторскую и переводческую тайну, на фига в русском варианте научно-популярной книги в основном тексте использовать непривычные нам величины - футы-мили? Чтобы читатели не забыли, что автор британец? Чтобы память потренировать? Наверное, этому есть какое-то простое и адекватное объяснение, но в процессе чтения - это раздражает и отвлекает.

Самый интересный для меня факт книги пришелся на 326 страницу, где выяснилось что изучением засева облаков в "Дженерал электрик" среди прочих занимался некий Бернард Воннегут и возможно именно его рассказы об этом проекте вдохновили его брата Курта Воннегута на написание "Колыбели для кошки". Это прямо славный штрих к нежно любимому произведению. За это, конечно, спасибо.

Вообще, надо заметить, что последние две главы были намного проще и легче предыдущих одиннадцати.

Несмотря на искреннюю авторскую любовь к изучаемому предмету, я впервые за многие годы столкнулась с абсолютно "не своим" научно-популярным изданием и это, конечно, печалит. И мне очень интересно было бы узнать мнение тех, кому книга понравилась. Печаль усугубляется тем, что я на радостях купила и "Занимательное волноведение", к которому теперь боюсь подступаться. И вообще, как материальный объект - книга совершенно классная.

Как бы-то ни было, я все равно люблю облака! Пусть я не назову высоту их формирования, вид и подвид, они прекрасны.
И нет ничего чудеснее, чем смотреть на их причудливые формы и разыскивать среди них смешные образы!)))

Картинки по запросу питер хёгЯ влюбилась в Хёга и потеряла объективность. Это вторая книга, первая была «Тишина», и возможно, моя любовь не слепа, но этот тот случай, когда я позволяю недостаткам быть и они меня не смущают.

Например, многие отмечали, неправдоподобность главного героя, мол не говорят так даже самые одаренные четырнадцатилетние подростки. О чем вы говорите! Хёг и правдоподобность?! Автор - мастер мягкого экзистенциального сюра, так ли уж важно как говорят настоящие подростки? По мне так Хёг изначально обозначает правила игры - он не пытается быть ребенком, он играет в это.

И вся история с семьей Питера, это скорее ситуационная комедия или трикстерская шутка, чем драма. И шутка довольно изящная на мой вкус. Кажется, что Хёг смеется над религией, терроризмом и борьбой с ним, над юношескими трагедиями и вечной проблемой «отцов и детей», над уютненькой своей страной с правильными гражданами, над серьезностью секса и пафосом свободы, над смертью и жизнью. Только над любовью он не смеется, а скорее ласково подтрунивает.

И не могу не отметить крутого образа внутреннего слона. Этот слон не чета нашим «тараканам в голове». Он больше, умнее, сильнее и страшнее, если угодно. И если у тебя внутри слон, то однажды ты должен принять решение, будешь ты смотрителем слона или же твой слон станет смотрителем человека…

«На мгновение мы замираем, и тут Тильте внезапно говорит:
— Они — смотрители слонов, вот в чём беда мамы с папой. Сами того не зная, они должны всё время присматривать за слонами.
Мы понимаем, что она имеет в виду. Она хочет сказать, что у матери и отца внутри есть нечто, гораздо большее, чем они сами, и это им не подвластно, и впервые мы, дети, отчётливо понимаем, что это такое: они хотят знать, что такое Бог, они хотят встретить Бога, вот почему им так важно знать, что он присутствует при священных таинствах. Не только отцу, но и матери, именно ради этого они в первую очередь и живут, вот эти устремления и ложатся печалью вокруг глаз, они огромны как слон, и мы понимаем, что на самом деле они неосуществимы»


Милый, легкий, остроумный роман в столь не характерном для скандинавской литературы позитивном ключе.

P.S. После прочтения я старательно заглядываю внутрь себя в попытке понять есть ли у меня слон и если да, то какой он и кто же из нас рулит моей жизнью?

P.P.S.
Сходила посмотрела на фотографии Хёга. Удивительно, он совсем не похож на того ироничного автора, которого я представляла по стилю изложения – измученный просветлением затворник с грустными глазами.

Картинки по запросу питер хёг

Вова...



О животных на съемках давным-давно все написала чудесная Алеся Петровна, но поделиться собственным опытом очень хочется.

Снимали мы намедни кролика. Вообще-то, в первоначальном варианте сценария никаких кроликов не было, но раскадровка ролика отчаянно просила чего-то милого и зубастого. Я робко предлагала кандидатуру золотистого ретривера, но продюсер сказала, что собаку наша потенциальная съемочная площадка не вместит, надо мыслить менее масштабно. Стали искать альтернативу. Хомячки и шиншиллы не прошли, кастинг в силу малорослости и общей помятости, зато всем понравилась идея снимать белого пушистого кролика.

Прочесав городские зоомагазины, продюсер нашла идеального кролика. Назвали Вовой. Есть, знаете ли, какое-то удовлетворение покомандовать Вовой в нашей стране.

Вова на съемочной площадке произвел фурор. Если вы спросите меня, как сделать актерскую карьеру в маленьком городке, я вам отвечу – станьте белым пушистым кроликом! Вас будут снимать все от мала до велика на все имеющиеся под рукой гаджеты от профессиональных камер до мобильных телефонов.

В ближайшем магазине Вове купили полкило гонорара (даже странно, что можно с кем-то расплачиваться не поллитрой, а полкило!), но сочную чистую морковку кролик игнорировал, зато с аппетитом жевал искусственный пластиковый газон и сценарий, и с нехорошим интересом посматривал на провода.

Основная задача Вовы в кадре была в том, чтобы смачно грызть морковку, вызывая в ребенке множество вопросов о зубах и их природе. Как оказалось, кролик Вова очень плохо знаком с системой Станиславского. Когда главный режиссер, виртуально присутствовавший на съемках, из далёкой Москвы кричал по скайпу «Не верю!» - Вова даже розовым ухом в ответ не вёл. Вова умывался как кошка, сидел на задних лапах столбиком, как суррикат и даже убегал, смешно подкидывая толстую попу, как заправский суслик, в общем делал всё, что не надо. Главный актерский талант Вовы был в том, чтобы при виде камеры свернуться в бесформенный и неопознаваемый комок шерсти, в котором кролика можно опознать с тем же успехом, как и в пятнах Роршаха. К тому же, Вова очень любит подгадить окружающим, в буквальном смысле слова. Так что пришлось даже вооружить салфетками специального человека, чтобы убирать последствия сложного Вовиного характера.

Положа руку на сердце, мы чисты как снег перед обществом зоозащиты, но нельзя не признать, что за несколько часов съемки мы порядком загоняли кролика – Вова устал и часто дыша лег в строго обозначенное место рядом с миской морковки. Аккуратно вытянув лапки и повернув голову под нужным углом к камере, кролик снисходительно подарил всей замершей съемочной группе несколько идеальных планов, послушно погрыз морковку и утомленный славой ушел в свой трейлер голливудского актёра, то бишь в клетку-переноску.

И вот что я имею вам сказать по этому поводу. Животные в кадре – это всегда ми-ми-ми, так что ждите новых зверей в сценариях. С любым Вовой можно договориться. И наконец, я долго ждала возможности это написать: во время съемок ни один кролик не пострадал! И не один сценарист не пострадал))))

НеБианки

Рано или поздно нас повяжут по закону о "резиновых квартирах" - уж больно часто у нас квартируют незарегистрированные "там, где надо" жильцы. Вот на пару недель поселилась Бася.

Бася хороша собой и совершенно не завидует хозяевам, отбывшим в отпуск. Дома, обычно, дети и робот-пылесос, в общем, сплошной стресс, а тут у нас почти 3 звездное проживание. Одна звезда снята за обременение двумя двуногими и одной четырехлапой, с которыми приходится делить жилплощадь. А еще одна звезда в минус за жестокое обращение с животными, потому что жестоко, по мнению Баси, кормить ее всего лишь три раза в день. Могли бы, знаете ли, подготовиться и приобрести миску с бесперебойной подачей корма!

В связи с разделением территории между кошками у нас теперь есть погранпункт №1 по типу межкомнатная дверь. Декларации и визы не требуются, но пристальный досмотр по обе стороны гарантирован. Граница как бы на замке, так как щель под дверь оставляет мало места для маневров.

У Баси сложные отношения с едой. Кажется, это немного булимия. Доброе сердце не позволяет нам поставить эксперимент на тему «Сколько еды входит в Басю», но Бася сметает за один присест все, что наша умеренная кошечка жует в течение суток. В промежутках между кормежками, Бася живет по принципу: если объект двигается –  он обязан меня покормить. Неоправданные ожидания сопровождаются фирменным взглядом а-ля «мировая скорбь кошачьего племени» и нервным карканьем.

На днях Бася организовала уникальное ДТП, участниками которого стали вертолет, мотоцикл и Бася. Бася совершила олимпийский прыжок с кухонного стола на микроволновку, стоящую на холодильнике, но, к сожалению, она не знала, что именно там находится наша вертолетная площадка и стоянка мотоцикла марки Indian. Бася девушка габаритная, так что вертолет естественно полетел, а мотоцикл полетел неестественно и поэтому сильно разбился. Бася с места ДТП скрылась под кресло.

Впереди у нас еще две недели. Ждите новостей!


Бася попирает ГМО
:)

Я знаю 5 имен Билли...


Таинственная история Билли Миллигана. Дэниел Киз


Последнее время популярность книги Киза о Билли Миллигане растет, подогреваемая съемками фильма с Ди Каприо, который вроде как 20 лет мечтал сыграть эту роль. Конечно, в этой атмосфере читать книгу, словно идя на поводу дешевой популярности, слегка неловко, но признаться, сам материал настолько интересен, что на условности можно и наплевать.

Содержание книги одной строкой: трудно жить, когда в голове бардак. И то верно, я сама с собой порой договориться не могу,  а будь нас больше в одной голове – ой-вей!

Итак, диссоциативное расстройство идентичности – редкое психическое расстройство, в существовании которого, похоже, и сейчас уверены далеко не все специалисты. Характеризуется расщеплением базовой личности на две и более отдельных личностей, которые попеременно контролируют поведение человека, отличаются субъективными поведенческими характеристиками и, как правило, не обладают полной общей памятью. Часто возникновение подобного расстройства является защитной реакцией психики на стресс, например, на насилие в детстве.

Биография Миллигана ювелирно укладывается в это описание. Неблагополучная атмосфера в семье, сексуальное насилие, и вот вам перепись населения головы Билли Миллигана за 1977 год – 24 личности разного пола, возраста и национальности. Каждая «личность» имеет субъективный жизненный опыт, некоторый объем ложной  и реальной памяти, собственные навыки и привычки. Переход управления от одной «личности» к другой сопровождается амнезиями. Между «личностями» существует четкое разделение труда – охранник, интеллектуал, техник, коммуникатор и вместе они составляли бы неплохую команду, но, увы, не все из них знают о других, чтобы иметь возможность согласовывать действия, а смена «рулевого» часто бывает стихийной.

Книга, не является научно-популярной, но и совсем художественной ее не назовешь, скорее биография на фоне патологии (или патология на фоне биографии). Киз не пытается быть объективным рассказчиком, не смотря на почти безэмоциональный характер изложения, автор симпатии к герою не скрывает и слова противникам Миллагана особо не дает. Часть материала писатель собрал в журналистском расследовании, часть – результаты интервью с Билли. В некотором смысле версия Киза стала канонической и, как мне показалось, большая часть статей в интернете на тему Миллигана кажутся в той или иной степени калькой именно с этой книги.

История Билли Миллигана достаточно растиражирована, чтоб не считать дальнейший текст особо страшным спойлером. Подвергшись насилию (в том числе, возможно, и сексуальному со стороны отчима) в детстве личность Миллигана распалась на несколько автономных. И будучи единым в 24 лицах взрослый Миллиган совершил несколько тяжких преступлений, а именно, его «бойцовская «личность» пытаясь себя обеспечить совершила ряд грабежей, а его «внутренняя лесбиянка» нуждаясь с тепле и страдая от одиночества, совершила несколько изнасилований женщин. После ареста, герой признался адвокатам в расщеплении личности, и спустя время хоть и был признан «невиновным по причине невменяемости», что вызвало неоднозначную реакцию общественности, но все же получил предписание к принудительной терапии, которую проходил сначала в хорошей клинике, где ему реально пытались помочь и где удалось добиться значительного прогресса в объединении и слиянии его «личностей», а затем под давлением общественности, в более сомнительных психиатрических учреждения, которые были частью не медицинской, а пенитенциарной системы и руководители которых в его диагноз не верили.

Краткий пересказ был необходим, чтобы в полном объеме были понятны несколько проблем, которые меня особо задели или заинтересовали в контексте этой истории

1.  Сохранение отношений ради детей. Я всегда такой подход признавать разумным отказывалась и судьба матери Миллигана яркая иллюстрация того, сколько вреда такой коллабороцианизм может принести. Насколько Дороти была хорошей матерью, судить сложно, но, то, что ее второй муж бил ее и детей «смертным боем» было неоднократно зафиксировано соседями, полицейскими и медиками. Но! Дороти «хотела сохранить семью» (этот цитата!) и не подавала на мужа в суд и не разводилась. По словам Билли, отчим его избивал, насиловал, закапывал в имитацию могилы. А может быть не было бы прецедента Билли Миллигана, если бы одна женщина не закрывала глаза на то, что творится с ее жизнью и жизнью ее детей?
В периоды слияния личностей Билли Миллиган организовал «Фонд защиты детей от насилия»

2. Грани психиатрии. Психиатрия всегда казалась мне самой зыбкой областью медицины, где то, что вчера было панацеей, сегодня расценивается как преступление. Постановка диагноза – «множественна я личность» вызвала бурные дискуссии в профессиональной сфере. Киз описывает разделение специалистов на тех, кто признает диагноз и тех, кто считает его ошибкой, а то и шарлатанством. А как быть с этическим вопросом виновности или невиновности психически больного человека? Как вообще правильно строить систему взаимоотношения общества и его психически больных представителей? Я читала, что Миллиган попал в так называемый «период гуманистического подхода» в психиатрии – никакой лоботомии, никаких разрушительных препаратов, а долгая, методичная психотерапевтическая работа. Как решать дилеммы, когда для выздоровления пациента (который на минуточку, все же грабитель и насильник), надо оказать ему доверие и дать свободу перемещений, приобретений, встреч, и при этом не навредить ни пациенту, ни окружающим? А если он больной, а не преступник, то должны ли быть ограничения у его прав и свобод?
Всё, всё, что касается психиатрии похоже на бесконечно запутанный клубок сомнений и неоднозначных решений!

3. Этичность поведения прессы. У Киза журналисты изображены адским гибридом стервятников и сплетников истерического толка. Но для меня это вопросы, по которым я так и не могу сформулировать собственное мнение. Где проходит грань между информированием людей и формированием их мнения? Где тот водораздел, по одну сторону которого искреннее желание рассказать о человеке, а по другую «скандалы-интриги-расследования»? Как быть, когда и замалчивать тему нельзя, и рассказывать о ней не совсем правильно и вообще освещение события может сломать жизни его участникам?  

Вопросы, вопросы и никаких ответов….

В конце не могу не поднять еще одну странную тему. Билли Миллиган нравился огромному количеству людей. Сочетание высокого интеллекта, творческого вдохновения и психиатрического расстройства создало вокруг него ауру трагического обаяния. Уж не знаю, как это возможно, но количество навыков, которыми владели его «личности» поражает – стрельба, карате, контроль за выбросом адреналина, медицина, инженерия, живопись в разных техниках, арабское письмо, вскрытие замков… Возможно ли собрать все эти таланты в одном сверхчеловеке без патологий? Могут ли быть правы те, кто считает множественные личности -  естественной вариацией человеческого сознания?

Я тихо радуюсь, что я у себя одна. Во всяком случае, я так думаю….

Profile

зок
zok_valkov
Zok_Valkov

Latest Month

February 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel